Юная девочка и огромный хуй в рот


По пути Лока достала старика из коляски и посадила на спину огромной безглазой собаки, которая с преданностью идущей поодаль дочери понесла недомерка, иногда задирая вверх морду и принюхиваясь к необычному наезднику. С приближением утра Лидия медленно встает, берет за руку девочку и вместе они пятятся от моей постели, теряясь в дыму полупрозрачной занавески, развеваемой предутренним ветром.

Обезумевший от усердия очкарик раскроил тело Локи настолько, что забылся и проснул в ее живот всю свою голову.

Когда отчим окончательно разложился, Лариса отщипнула кусочек зловонной материи и, продев через него нитку, надела его себе на шею. Иногда Лока подзывала собак к себе и вела их к пустынной дороге, где танцевала вокруг мерцающего желтым светофора, а собаки кружили возле нее, рыча на изредка проезжающие автомобили.

Ей верилось в живительную силу своих кровяных телец больше, чем в неодолимую мощь небытия и смерти.

Обезумевший от усердия очкарик раскроил тело Локи настолько, что забылся и проснул в ее живот всю свою голову. Так продолжалось долго, пока я не очнулась от того, что мою руку кто-то держал. Через несколько минут настала кульминация:

Она сверкнула своими темными глазами и испуганно вжалась в трон. Лариса при этом замечала странное шуршание за дверью и чувствовала тяжелое, наполненное гнилостными парами, дыхание, но не придавала этому никакого значения, поскольку противиться судьбе, пусть даже такой неприглядной и смрадно выскакивающей из провисших штанов, чтобы пробурить в ней еще один виток смиренной покорности, Лариса не смела.

Странный очкарик, коротавший ночь в приемном покое больницы, с радостью бросился выяснять причину, по которой мы посетили его вахту, но когда узнал, что Лока не может родить уже третью неделю, затрясся мелкой дрожью.

Юная девочка и огромный хуй в рот

При жизни эта женщина мне была мало знакома. Она стояла и смотрела на меня, держа за запястье. Из-за нее я продолжала смотреть на старушку, которая сгорбилась и как собака шла по моим следам, что-то злобно нашептывая.

Юная девочка и огромный хуй в рот

Слепцы, обжираясь сырым мясом, пьянели и начинали бесноваться. Мы же с Локой посмеялись над странным очкариком и побрели домой. Срезав несколько больших лоскутов кожи, волос и ногтей, женщина перемешала свою плоть с материалом платья, и облила все это кровью.

Я воспользовалась мгновением и спряталась за толстую мраморную колонну. Увидев дрожащую в агонии старую женщину, уборщица криво улыбнулась похожим на тесто лицом, и зачем-то тыкнула шваброй в грудь умирающей.

Меж тем я замешкалась, чем выдала себя. Все слепые мгновенно затихли и образовали вокруг трона с девушкой плотный круг. Однажды отчим умер и Лариса несколько дней спала рядом с его разбухающим и наполняющимся гнилью телом. Ночью она звала по имени какую-то девушку, вероятно, свою давно погибшую дочь.

Он долго копошился внутри моей красавицы и что-то глухо орал, пока из разреза не показалась его измазанная в крови голова, в зубах которой он держал огромный кусок тухлого мяса. Один помер, обварив себя кипящим вареньем, второй забился в какую-то щель между шкафами в кладовке, и там задохнулся.

Ночь, проведенная под ледяным покрывалом была чудесна. Напротив, ей мнилось, что это какие-то неведомые звезды из черного ночного неба, которые невесть как попали в нее и, отделившись, глупо светят своим тусклым светом, заслоняя собой ее привычную покорность высшей воле.

Иногда Лока подзывала собак к себе и вела их к пустынной дороге, где танцевала вокруг мерцающего желтым светофора, а собаки кружили возле нее, рыча на изредка проезжающие автомобили. Эта покойница является в мои сны в ослепительно белых одеждах и присаживается подле моей постели.

В центре помещения стоял большой стол, с которого слепцы брали куски кровоточащего мяса и пожирали его. Старик учинил погоню. Дети, впрочем, не прижились. Зачем они собрались в этом помещении и кто они, мне неизвестно.

Чтобы не огорчать высшую волю, Лариса пару раз переворачивала булькающий, раздувшийся как дирижабль труп, и подлезала под него, пытаясь изнасиловать саму себя стремительно мертвеющей плотью. Это был ее талисман, который своей мертвостью, повисшей на ее живой, но безвольной шее, олицетворял всю ее жизнь, которая также висела на невидимой нитке, за которую Ларису незримая сила тянула сквозь годы.

Смотрит на меня долгие мгновения, затем берет руку в бесплотные ладони и долго всматривается в линию смерти.

Demons dance alone Сегодня всю ночь бродили с Локой по сумасшедшему городу. Странная нить, через всю жизнь протащившая Ларису, оборвалась, будто и не было ее. Повсюду шевелились их разбухшие тела, некоторые испражнялись тут же, ничего не стесняясь.

Полдня провела в большом помещении, наполненном слепыми людьми. Так продолжалось долго, пока я не очнулась от того, что мою руку кто-то держал.

Немного успокоившись, она прекратила звать девушку и нелепо стонать. Высоко на небе мерцали немытыми алмазами холодные звезды, а теплый ветерок теребил наши души порывами, в которых угадывались скрытая под черным покрывалом ночи затаенная тревога и сырость. Осталась только уборщица, которая огромными руками схватилась за края грязной простыни, и завязала ее в узел со старушкой внутри.

Окончательно интерес к ним потеряли даже пауки и прочие насекомые. Изнемогая от потери крови, она свернулась на полу как эмбрион, прижав к животу пропитанную кровью бурую массу. В благодарность собаки лизали нам ноги, иногда пробуя их на зуб, но, видимо, гнилое мясо им нравилось больше и вскоре они отбегали, сытые и довольные.

Невидящие глаза пристально вглядывались в моем направлении.

Второй глаз женщина выдавила пальцами, после чего подняла его и провела через пространство, будто показывая ему новую жизнь. Вокруг вились стаи безглазых бродячих собак, которым мы швыряли куски подтухшего мяса, аккуратно упрятанного в модную женскую сумочку Локи.

Так продолжалось долго, пока я не очнулась от того, что мою руку кто-то держал. Пауки быстро свили ему похоронное покрывало, а набежавшие крысы растащили большую часть малыша на сочные сырые кусочки. Я наблюдала за странным ритуалом из угла помещения, боясь пошевелиться и выдать себя.

Окончательно интерес к ним потеряли даже пауки и прочие насекомые. К трону подошли два полупрозрачных юноши и сняли с глаз девушки повязку.

Один помер, обварив себя кипящим вареньем, второй забился в какую-то щель между шкафами в кладовке, и там задохнулся. Все слепые мгновенно затихли и образовали вокруг трона с девушкой плотный круг. Псы вообще не понятно откуда появлялись в квартире и неизвестно куда исчезали.

Врач хрипло прошипел, что ребенка спасти не удалось и от него остался только бесформенный бурый шар с копошащимися внутри червями. Содрогаясь от горя, они совокупились на холодном ноябрьском песке, как бы опровергая полномочия смерти, и со слезами на глазах пустили коробку по воде. Из коридора набежали любопытные лица, которые выстроились вокруг постели больной словно перед экраном кино.

По ее мраморному лицу я вижу, что Лидия знает какую-то тайну, но каменная тяжесть мешает ее губам произнести слова. Когда вдалеке заблестел отсвет, я пожирала его глазами, словно едва обрела умение видеть, после многих тысяч лет темноты.. Не противясь судьбе, Лариса была дважды изнасилована отчимом, который очень ценил ее податливость и необъяснимую покорность.

Остатки ребенка засохли в щели и скоро перестали о себе напоминать.



Негритянки с натуральными большими сисяндрами
Баба ебет мужика стропонг
Секс воспитание в германии видео
Стриптиз dns
Девушка секс с конем секс смотреть онлайн
Читать далее...

Рубрики